Воскресенье, 22.10.2017, 23:48
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Меняй себя из любви

Главная » 2017 » Июнь » 6 » Дети и родители. Часть 20
20:21
Дети и родители. Часть 20

Каждый человек приходит в этот мир по своей воле, то есть по любви, и ему нужно совершенствоваться. Духовная сущность находится на данный момент на таком уровне развития, что пока ещё неспособна развиваться вне телесной оболочки. Из любви мы выбираем себе подходящий исторический момент, географическое место и родителей. Выбираем то, что способствует нашему развитию. Особенно важное значение имеют родители, поскольку им положено олицетворять всё человеческое. Если человечность родителями не утрачена, то у ребёнка есть на кого опереться и у кого набираться ума. Если же родительская человечность заглушена до состояния спячки, то ребёнок рано или поздно будет искать прибежище на стороне, ибо духовное насилие со стороны хороших родителей так или иначе сделается со временем невыносимым.
Чтобы ребёнку жилось лучше, хорошие родители не позволяют ему расти, а вместо этого принимаются его воспитывать, не позволяя взрослеть, распекают, не дают сформироваться, начинают готовить к жизни. Человек, считающий себя умным, не умеет либо не желает брать пример с природы, когда дело касается развития. Он не согласен с утверждением, согласно которому:

Для роста, взросления и формирования необходимо дать время.
Ему всё нужно поскорее, и своё желание он оправдывает тем, что кто-то где-то достиг цели в ещё более короткий срок. Ему нет дела до того, что этот "кто-то" - совсем иное растение. Возможно, растение однолетнее.
У каждого растения свой СРОК роста, формирования и созревания. Опережение срока оборачивается болезнью не только для ребёнка, но и для человека любого возраста.
БОЛЕЗНЬ - ЭТО ФОРМА ДЕТСКОЙ САМОЗАЩИТЫ, ОТРАЖАЮЩАЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ. Это должно заставить родителей задуматься и сделать правильные выводы. В противном случае недоразумения между родителями неизбежно перерастают в недоразумения между ребёнком и родителями. В итоге физически более слабый заболевает физически, а физически более сильный - духовно. Физическая болезнь может проявиться сразу, тогда как духовный недуг развивается медленней. Болезнь показывает, кто на данный момент сильнее, а кто слабее.
А. ВОСПИТАНИЕ
Как ребёнка, так и взрослого человека воспитывают и по-хорошему, и по-плохому, лишь бы он сделался лучше. Лучше кого? Конечно же, лучше самого воспитателя. Не будь у воспитателя комплекса неполноценности, он не находил бы у ребёнка собственных недостатков и не стремился бы воспитать ребёнка хорошим. Если ребёнок поддаётся воспитанию, то становится лучше, а воспитующий автоматически - хуже. Может ли он удовлетвориться результатом своего труда, то бишь ребёнком? Не может. Ведь в ребёнке он видит собственные пороки, причём усилившиеся. В его растущей неудовлетворённости повинен ребёнок. И воспитатель берётся за дело с удвоенным рвением. Если прежде в ребёнке взращивали хорошее, то теперь в нём начинают истреблять плохое, которого там нет.
Так все воспитатели, в том числе школьные учителя, искореняют в детях собственное плохое. Если испуганный ребёнок соглашается с высказываемыми в его адрес критическими замечаниями, звучащими из уст воспитателей, он моментально уподобляется воспитующим. В конечном итоге правыми оказываются родители, воспитатели и учителя: как они и говорили, ребёнок - просто несносный упрямец.
Чем воспитатель умнее, тем больше он склонен воспитывать по-хорошему. Умному известно, что хлеб на полях и тот растёт лучше, если к нему относиться по-доброму. Если бы такие воспитатели видели, что происходит с хлебом при чересчур добром отношении, они перестали бы делать то же самое с детьми. От чрезмерных удобрений зерновые растут высокой стеной, но в ущерб верхушке - колосу. В лучшем случае они годятся на силос. У ребёнка, избалованного излишней добротой либо добрыми посулами, верхушка, то есть голова, хоть и наличествует, но в ней нет собственных мыслей. У такого ребёнка отсутствует инициативность. В лучшем случае он станет доказывать, что она у него есть. Если он не воспротивится всему хорошему, то до конца жизни будет исполнять чужую волю - будет прислугой, марионеткой, предметом обихода. Он может быть очень умным, однако без приказа его ум не придёт в действие. Он становится посмешищем для глупцов, у которых тем не менее котелок варит.
Такой ребёнок - изгой в детских и подростковых компаниях. Его эксплуатируют, делают исполнителем грязной работы, шестёркой. Если его втянут в какое-либо преступление, то положение его становится безвыходным, и из страха перед тюрьмой он будет вынужден оставаться в компании и впредь. Ему не видать пощады ни от родителей, ни от компании, ни от общества. Все требуют от него лишь того хорошего, что почитается ими за хорошее.
И всё таки почему безынициативные дети так легко подпадают под влияние компаний? Потому что в компании не брюзжат, не зудят и не ноют, в отличие от семьи. Не выедают душу. В компании обязанности строго распределены, и каждый должен отвечать за свой участок работы. Кто увиливает от ответственности, того ожидает суровое, но справедливое, наказание. Это не сравнимо с постоянными придирками родителей и воспитателей. Человеку, особенно ребёнку, нужна конкретность в исполнении дела. Не так: сделай это, и будет хорошо. Работа есть работа. Её либо нужно сделать, либо в ней есть потребность. И в том, и в другом случае нельзя обставлять дело так, что кому-то от этого станет хорошо или кто-то от этого станет лучше. Станет ли кому-то хорошо или станет кто-то лучше - зависит от самого человека, а не от действий ближнего.
Понаблюдайте немного за своими детьми.
Безынициативный ребёнок нуждается в приказе и ждёт его. Вместе с тем в ребёнке
тут же возникает внутренний протест, потому что приказ косвенно указывает на его неполноценность. Как правило, наши недостатки приходят вместе с нами из предыдущей жизни, а значит, и протест оттуда же. Родители, желающие быть хорошими, живущие во имя домашнего покоя и старающиеся делать всё, лишь бы ребёнок не плакал, получают всё более ожесточённый отпор. Их охватывает смятение и разочарование, когда они пытаются предоставить ребёнку свободу действий, говоря ему: делай так, как считаешь правильным, отчего ребёнок только раздражается. "Делай!" звучит для него как приказ, но он не знает, как правильно. Ведь ему всегда подсказывали родители, воспитатели и учителя. Проблема усугубляется для обеих сторон.
Для безынициативных родителей безынициативный ребёнок причиняет массу хлопот, ибо им с самими собой-то не управиться. В них нет конкретности - их желания ориентированы на расплывчато благую цель. Поскольку ребёнок испытывает родительские качества, являясь суровым экзаменатором, то им не стоит надеяться на что-либо хорошее во взаимоотношениях с ребёнком, покуда они не начнут работать над собой и не разберутся в самих себе.
Многие родители, отдавшие все силы воспитанию, побывав у меня на приёме, однозначно решают действовать по-другому. На вопрос ребёнка они задают встречный: а ты сам как думаешь? А что может думать ребёнок, за которого до сих пор всё решали родители? Прежде, исполняя приказ, ребёнок доказывал, что он хороший, а теперь вдруг эту возможность у него отобрали безо всяких объяснений. Испуганный ребёнок моментально ощетинивается либо заболевает серьёзнее, чем когда-либо, и всё лишь оттого, что я не отдала родителям приказ: "Все новшества вводить постепенно. Дайте ребёнку свыкнуться с новым. Первым делом научитесь сами мыслить самостоятельно и лишь затем научите этому ребёнка". Родители - а их мыслительная способность парализована чувством ответственности - не осознают того, что ребёнок является увеличенным зеркальным отражением их самих. Бездумным исполнителем чужой воли, чья мыслительная способность ещё более парализована чувством долга, чем у них.
Какие бы проблемы у вас ни возникали, это не означает, что положения нельзя исправить.
Высвобождая из себя мало-помалу своё детство и своего ребёнка, чьё детство было ещё более суровым, вы свыкнетесь с новыми видами энергии и научитесь предоставлять ребёнку возможность выбора спокойно и естественно. Вы не утратите спокойствия и в том случае, если ребёнок сделает неверный выбор, так как знаете, что этот шаг послужит только уроком. Вам и в голову не придёт злорадствовать и подчёркивать своё превосходство над ребёнком, поскольку вам вспомнятся собственные ошибки, совершённые в его возрасте. Так научаются думать своей головой.
Б. РАСПЕКАНИЕ
Ребёнка воспитывают до тех пор, пока с испугом не обнаруживают, что он уже большой. Когда же видят, сколь глуп этот большой ребёнок, его тут же бросаются распекать. Так горячим пламенем недовольства выжигают и то малое, что пока есть. Поскольку ребёнка сравнивают с образцами для подражания, возведёнными на пьедестал, то недовольство кажется оправданным, и хороший ребёнок также становится недоволен собой. Если у ребёнка - переунавоженного злакового растения - чудом и вызревают отдельные зёрнышки в головушке - в колосе, - то и их теперь поджарят на огне. И ребёнок готов. К чему?
К тому, чтобы им манипулировали.
Кто-то возьмёт да и отправит в рот пригоршню зёрен, не подозревая, что губит человека. На него тут же набрасываются родители жертвы, чтобы призвать к ответу за ошибку, совершённую ими же самими. А благонамеренные сограждане, которые не понимают, что произошло, и которые видят лишь внешнюю сторону дела, лишь подливают масла в огонь. Поднимается страшный крик и шум, но всё продолжается в прежнем духе или ещё хуже. И лишь когда критическая масса детей встаёт на защиту самих себя, люди начинают задумываться. Революционная ситуация назрела, и дальше так уже нельзя. Не исключено, что хороших родителей ожидает суровая расплата.

ВОСПИТАНИЕ предполагает, что ребёнок СТАНОВИТСЯ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ОН БЫЛ.
РАСПЕКАНИЕМ ребёнка СТРЕМЯТСЯ СДЕЛАТЬ ЛУЧШЕ ДРУГИХ.
А уж о том, чтобы с воспитанием и распеканием не перебарщивали, ребёнок "заботится" сам.
Было бы разумно предотвратить революцию в своей семье, поскольку революции имеют целью уничтожение, слом всего старого. Как бы ни были молоды родители, они автоматически причисляются к разряду стариков, отживших своё, если они не идут в ногу со временем. Революции не приходится их уничтожать - они гибнут сами, хотя и обвиняют революционеров. Чем больше они посвятили себя воспитанию своих детей, тем менее поддаются воспитанию с их стороны. Почему? Потому что их "эго" не позволяет этого делать.
Чем больше человека воспитывают, тем меньше он приспособлен к жизни. Вырастает человек, неспособный брать на себя ответственность. Мучается сам, но ещё больше мучаются с ним окружающие. Если у него нет семьи, то мучаются с ним родственники, друзья, знакомые, и при этом все они стремятся его воспитывать. А если есть семья, то домочадцы являют собой героических мучеников, которые из добрых побуждений приносят себя в жертву.

Когда человек делает что-либо вопреки желанию, он заболевает.
Когда человек делает что-либо вопреки желанию, он руководствуется чувством долга
.
Чем обширнее знания, тем сильнее чувство долга.
Чаще всего насильственное воспитание в семье исподволь подтачивает взаимоотношения как между мужем и женой, так и между родителями и детьми. До тех пор пока мужья считают жён дурами, они будут стремиться сделать их столь же умными, как они сами. Умён ли муж в подобных желаниях, речь сейчас не об этом. В то же время мужья не хотят, чтобы жёны стали умнее их, так как боятся оказаться у них под пятой.
Ведь каждый видит в ближнем себя и опасается того насилия, к которому прибегает сам для удержания власти.
Фактически за духовным и физическим насилием скрывается неумение и неспособность общаться. С кем? Прежде всего с самим собой. Кто не понимает самого себя, тот не понимает и ближнего. Для понимания требуется только одно: время. В итоге более сильный старается согнуть более слабого по своей мерке, и, если слабый оказывается неподатливым, его волю ломают. Умелые в общении люди зарабатывают свои дополнительные очки тем, что во имя благой цели делают ближним то, чего ближние не желают, даже если нуждаются в этом.
Кто научается жить своей жизнью, тот не становится ни воспитателем, ни воспитуемым.
Кому в детстве приходилось выступать в родительской борьбе за главенство в роли третейского судьи, тот этой роли боится, но одновременно притягивает её к себе. Когда терпение лопается, он начинает злиться из чувства самозащиты. В итоге получается ещё хуже - на него обрушиваются обе противоборствующие стороны. Между собой-то они, возможно, и договорятся, но у ребёнка в душе останется заноза. Такова уж участь третейского судьи.
От чрезмерного воспитания человек остаётся ребёнком.
От чрезмерного распекания человек делается ни к чему не пригодным. Он ни на что не годен, подобно подгоревшему в печи хлебу или пережаренному безполезному зерну.
В. ПОДГОТОВКА
Созревший продукт готов к употреблению. Начало определяет и конец. Если ребёнка воспитывали без меры, он остаётся ребёнком. Ребёнок же, с чьим воспитанием явно переборщили, подобен зерну, которое оказалось сожжённым чрезмерными удобрениями и потому не прорастает. У такого ребёнка нет семени, чтобы зачать потомство. Это не значит, что потомства не будет. Будет, если проблема разрешится.
1. Людей из категории сущих детей немного, но их количество растёт по мере роста благосостояния, поскольку общество всеобщего благоденствия прививает инфантильность. Чем меньше времени у родителей, тем больше они полагаются в воспитании детей на идеалы, которые вдалбливаются в голову ребёнку для неукоснительного исполнения. Очень многие люди не считают это воспитанием. Они воспринимают себя Золушками, чьим воспитанием никто не занимался. Поэтому следует помнить, что всякие рассказы с "моралью", все мероприятия, несущие благородные идеи, вся высокая литература служат воспитательным целям.
Осуждая девочку 13-14 лет за её поведение, люди не осознают, что этот ребёнок спешит реализовать себя, так как его подсознание чувствует, что позже это вряд ли удастся. Подсознанию известно, сколь восприимчива эта девочка к отрицательному отношению окружающей среды. Если в её окружении не найдётся ни одного человека, который попытался бы её понять, то с рождением ребёнка она хоть и избавится от одного из своих стрессов, но взамен получит их в количестве n+1. Сможет ли эта девочка под бременем стрессов реализовать себя как мать и в дальнейшем? Жизнь показывает, что это окажется ей по силам, если мать девочки признает свои ошибки в воспитании дочери и потому сможет оказать ей поддержку.
2. Скрытая ребячливость встречается часто. Происходит это от того, что в наши дни детей воспитывают в основном матери, которые стремятся доказать своё превосходство над отцами. В итоге мы имеем вот что:

    слишком быстро созревающих дочерей, которые свысока относятся к молодым людям, считая их юнцами и оскорбляя в лицо;
    слишком медленно созревающих сыновей, которые так и остаются мальчишками. Желая преодолеть свой стыд, они добиваются больших успехов в учёбе и работе, но в отношениях с женщинами терпят фиаско. Любое проявление внимания - ой, как молодо ты выглядишь - воспринимается ими как очередное позорное клеймо, вызывающее чувство стыда: ведь так хочется наконец-то стать мужчиной.
Мужчина, который стыдится сидящего в нём мальчишки:

    не стареет с возрастом. Чем больше он стыдится, тем больше его стыд заметен окружающим;
    служит жене, как верный пёс, исполняющий все прихоти хозяйки, но с возрастом начинает протестовать. Это не означает, что он не делает того, чего хочет жена. Он просто не понимает, чего она хочет;
    прекрасно справляется со всем старым и привычным, тогда как всё новое вызывает у него страх, усиливающийся с возрастом;
    в интимных отношениях поспешен и чрезвычайно раним, из-за чего в относительно молодом возрасте может развиться импотенция. Чем в более раннем возрасте мать переусердствует с его воспитанием, тем сильнее нарушается сперматогенез - образование мужских половых клеток. Безмерный стыд за свою ребячливость вызывает азоспермию - отсутствие сперматозоидов. С уменьшением стыда появляются и сперматозоиды;
    в напряженных ситуациях может страдать нарушениями памяти и склонностью к деменции, то есть слабоумию. Поэтому мужчинам этой категории следует высвободить из себя мальчишку и стыд за своё мальчишество.
Если мужчина не стыдится сидящего в нём мальчишки и не боится быть таким, какой он есть, то мальчишка в нём растёт и мужает. Пусть это происходит с некоторой задержкой и медленнее, но зато по-настоящему. Такое возможно, если жена помогает мужу тем, что не стыдится его мальчишества и не считает себя умудрённой житейским опытом. Ведь они оба - личности, находящиеся в процессе развития.

Кто ведёт себя естественно, тот развивается в нужном направлении.
Кто скрывает свою сущность, тот замедляет своё развитие
.
Ребёнок, мыслящий материально, способен настолько свыкнуться с тем, что его воспитывают, что будет автоматически воспитывать сам себя в будущем. Такой человек утверждает, что у него нет стрессов, ибо всякий раз, когда стресс начинает заявлять о себе, он что-нибудь предпринимает. Предпринимает он что-нибудь материальное, не сознавая того, что речь идёт о духовной проблеме, которая уже не умещается внутри. Он не думает о том, что таким образом спасается бегством от стресса. Покуда бежит, стресса не ощущает. Нет разницы, делает ли он это в прямом или в переносном смысле. Стоит же остановиться и перевести дух, как стресс вновь заявляет о себе. Человек не размышляет: "В прошлый раз я ударился в развлечения, занялся спортом, отправился в путешествие и почувствовал, что всё хорошо, но затем вновь испытал стресс. Следовательно, это не то, что мне было нужно. Значит, мне нужно понять что-то, чего я пока ещё не понимаю. Видимо, следует разобраться в собственной душе".
Родители, которые готовы к появлению ребёнка, умеют быть для ребёнка опорой. Они сразу чувствуют, когда ребёнок начинает отбиваться от рук, и немедленно предпринимают что-то духовное. Они не умиляются негативности своего чада как простой шалости, которая вследствие этого умиления разрастается до демонстрации своего превосходства, провокаций ближних, игнорирования существующих норм поведения. Они не хвалятся: этот ребёнок - великая личность, исключительная личность, которая знает, чего хочет. Подсознательно они понимают, что личность - это личность, а если она великая и исключительная, то это уже эгоизм, а его нельзя подстёгивать похвалами. Кроме всего прочего, личность знает, что ей требуется, и живёт согласно потребностям. Вот только не всегда это видно по внешним проявлениям.

Личность чувствует, что ей нужно и что не нужно. Она знает, что в данный момент это так, а в следующий миг всё может быть иначе. Она не устремляется в следующий миг, а вживается в него, когда он настаёт. Каждый новый миг - это творчество, благодаря которому личность развивается.
По тем же причинам родители, готовые к появлению ребёнка, не обвиняют ни себя, ни ребёнка, если случаются неприятности. Все маленькие проблемы движут жизнь вперёд. Большая Жизнь состоит из маленьких проблем. Оказывая друг другу взаимную поддержку, родители являются опорой для ребёнка, который подобен молодому садовому деревцу. То же деревце, произрастающее в лесу, не нуждается в опоре, поскольку растёт в среде, которая позволяет ему расти таким, какое оно есть, и не судит о нём по внешнему виду.
Опора нужна деревцу, высаженному в саду. Как известно, такому саженцу делают две опоры, учитывая направления ветров. То есть учитывая обстоятельства и состояние окружающей атмосферы. Могут ли служить ребёнку такой опорой родители, живущие в единодушии? Нет, не могут. Ребёнку нужно, чтобы родители жили в согласии. Живущие в согласии родители могут иметь каждый своё мнение, однако если дело касается ребёнка, они не принимают прямо противоположных решений.
Что делают хорошие родители? Они подрывают авторитет друг друга. Чем? Тем, что если один запрещает, другой разрешает. Точнее говоря, это происходит из-за желания быть хорошим или быть лучшим. Зачастую они сами не ведают, что творят. Они видят только результат. Родитель, разрушивший авторитет второго родителя, принимается обвинять его же в отсутствии авторитета, сводя тем самым его авторитет на нет. Как правило, более активной стороной является жена, поскольку женщина всегда спешит. Если ребёнок в такой ситуации отбивается от рук, наказывать его приходится отцу. Набрасывающийся на ребёнка разгневанный отец ещё больше губит свой авторитет в его глазах. Отец продолжает то, что начато матерью. А впоследствии оба искренне удивляются, отчего ребёнок ненавидит мужчин.
Женоподобные мужчины поступают таким же образом по отношению к жене, лишая её авторитета матери в семье. Не исключено, что этот же эксперимент будет продолжен на внуках. И так поколение за поколением, пока мать не лишится материнского авторитета в собственных глазах и оставит детей на воспитание мужу или обществу. Поскольку становится всё больше отцов, не ощущающих свой отцовский авторитет, то всё больше становится и женщин, для которых отец не служит авторитетом. Они воспитывают детей в одиночку, так как притягивают к себе мужчин, которые не являются в собственных глазах авторитетом для детей и потому уходят из семьи.
Нет ничего более влияющего на жизнь ребёнка, чем материнское слово, как в положительном, так и в отрицательном смысле. Что бы ни говорили другие, слово матери является решающим.
Поэтому матери надо следить за тем, чтобы она не подрывала авторитета окружающих, будь то отец, бабушка, дедушка, тётя, дядя или кто угодно из чужих. Своего ребёнка, спору нет, нужно защищать от эгоистических прихотей взрослых, но не от правды, если речь идёт о родительских ошибках. Мать, которая желает быть хорошей, может и не заметить, что её собственное недовольство мужем передаётся детям, из-за чего дети также начинают испытывать недовольство или возмущение. Хуже всего приходится самой матери, поскольку всё это возвращается к ней бумерангом.
Хорошая мать и плохой ребёнок - это две грани единого целого.
Поскольку проблемы лучше видны со стороны, посторонние нередко дают матери участливые дельные советы, если видят, что она не справляется с ребёнком. Реакция зависит от величины материнской гордыни. Чем выше её образованность, тем вероятнее, что она поступит прямо противоположным образом. Причём зачастую едва ли не демонстративно, подрывая тем самым авторитет советчика, но не замечая при этом, что подрывается и её собственный. Из-за упрямства это может повторяться годами. Близкий человек может на это обижаться, но, глядя на детские выходки, будет вновь и вновь являться с советом, рискуя прослыть плохим человеком. Чужой же, обидевшись, так не поступит. Он отойдёт в сторону и уже не подойдёт, так как ему всё станет безразлично. Ребёнок ведь не его, и авторитет не его.
Желания взращиваются желаниями. Желания предыдущего поколения перерастают в желания следующего поколения как в прямом, так и в переносном, как в земном, так и в духовном смысле.
Желания ребёнка лишь разрастаются от того, что родители стремятся дать ему всё, что он желает, пусть даже это ему не нужно. Ребёнок ведь желает получить всё, что оказывается у него на глазах, а позже всё, что оказывается у него на слуху. Женщина, желающая быть хорошей матерью, ощущает себя страшно виноватой, если не может удовлетворить детские желания. Ведь ребёнок, по её мнению, желает сущую малость. Конечно, малость, если сравнивать с желаниями матери. На беду его желания возрастают с каждым днём. Ребёнок, не получая желаемого, начинает капризничать. Чем сильнее материнское чувство вины, тем больше ребёнок капризничает. Чем мать старается быть лучше, тем истеричнее детские крики, ибо всему есть свой предел. В конце концов ребёнку нужна одна лишь мать. Когда он у матери на коленях, то сияет как солнышко, но стоит матери ссадить его на минутку или пересадить на колени к кому-нибудь другому, даже к отцу, ребёнок начинает орать благим матом.
Максимально сильно можно желать только человека.
Если мать желает отца и/или отец желает мать, то ребёнок желает мать и/или отца. Чем сильнее желание родителей владеть друг другом, тем судорожнее ребёнок цепляется в родителя, который в этот миг оказывается ближе.
Желание владеть другим человеком всегда остаётся нереализованным, поскольку невозможно владеть духом, потому и подобному желанию автоматически сопутствует недовольство. Чем сильнее недовольство матери по отношению к отцу, тем сильнее она желает в знак протеста быть только матерью. Женщина, желающая быть только матерью, не желает мужа таким, какой он есть, вопреки своей потребности. Материнская радость от осознания того, что ребёнку нужна только она, превращает мать в рабыню ребёнка, вследствие чего ребёнок начинает всё больше и больше помыкать ею. Не за горами разочарования, печаль и жалость к себе в связи с ребёнком.
То же происходит с отцом, который желает владеть женой, словно собственностью. Наступает день, когда он решает быть для жены только отцом её ребёнка - в знак протеста, для самоутверждения, в отместку. Так отец становится рабом при ребёнке. Ребёнок даже грудного возраста, оказавшись у отца на руках или на коленях, поначалу блаженствует, но вскоре становится неспокойным и начинает капризничать. Ему не нравится, когда отец сидит на месте, не нравится, когда тот расхаживает по комнате, не нравится, когда балагурит, не нравится, когда он серьёзен. Ребёнку подавай всё больше и больше. Ему нравится сидеть у отца на шее, а там, глядишь, и на шее любого другого без разбора. Недаром про избалованных людей говорят, что они так и норовят сесть на шею ближнему.
Постоянные детские слёзы вызывают у взрослых растерянность, особенно если ребёнок впадает в истерику, весьма опасную для здоровья. Подобная истерика означает панический страх одиночества, переросший в чувство ужаса - я никому не нужен! Безпрестанно орущий ребёнок и вправду никому не нужен. Что является причиной такого страха одиночества? Образцовость родителей, особенно матери. Чрезмерная образцовость влечёт за собой одиночество, которое, в свою очередь, перерастает в страх одиночества, а он, в свою очередь, перерастает в желание быть в обществе, а это желание - в желание распоряжаться обществом, состоящим хотя бы из одного человека. И ребёнок, подобно утопающему, хватается за того, кто оказывается поблизости. Поблизости чаще всего оказываются брат или сестра, вынужденные делать то, с чем не справляется мать. Брат или сестра, и без того жертвы крикуна, получают ещё и нагоняй от матери.
Детям нужен покой, тогда как родители, испытывая страх одиночества, хотят быть в компании. Их поддерживает современное общественное мнение, одобряющее родителей, которые повсюду таскают с собой грудных младенцев - вплоть до кругосветных путешествий. Их правоту подтверждает тот факт, что ребёнку это нравится, поскольку в таких случаях он ведёт себя спокойно.
Но они не понимают того, что ребёнок бывает спокойным, когда на душе у родителей покой. Они не знают, что человек без душевного покоя не может быть самим собой. И знать не желают - не позволяет их "эго".
Всю жизнь по свету не прорыскаешь. Как только начинается осёдлая жизнь, начинаются и проблемы. Страдающая от отсутствия общества мать или страдающий от того же отец становятся жертвой ребёнка, терзаемого страхом одиночества. Ребёнок превращается в сущего тирана, из-за чего родители теряют авторитет в глазах друг друга, а семья распадается. В своем стремлении быть идеальной мать превращается в рабыню. Она слепа и глуха к тому, что ребёнок, подрастая, принимается сокрушать авторитет всё большего количества людей, пока не сталкивается с крепким орешком, который оказывается ему не по зубам. Упаси бог, если у такой матери несколько детей. Ей и с одним-то не справиться. Совершенно ясно, что нервная система матери расшатывается.
Каков у человека авторитет, можно судить по его вилочковой железе. Подобно тому, как вилочковая железа прикрыта грудиной, так и авторитарность может прикрываться авторитетностью.
Авторитарность - это усиление своего авторитета за счёт разрушения чужого. Повышенная авторитетность, увы, перестаёт быть авторитетностью. У человека, уважающего себя, то есть являющегося авторитетом для самого себя, вилочковая железа имеет нормальную величину, а значит, здорова. Причиной болезненных изменений в вилочковой железе является авторитарность.
    Чем выше авторитарность человека, имеющего хорошее мнение о себе, тем больше становятся размеры его вилочковой железы, вплоть до опухолевого разрастания. У жертвы же авторитарного человека вилочковая железа маленькая, так как человек этот - никто.
    Чем меньше авторитет человека, тем меньших размеров и вилочковая железа, вплоть до полного исчезновения. Если авторитетность человека подобна пустому месту, то и вместо вилочковой железы у него пустое место.
    Чем благороднее и выше цель, ради которой человек стремится обрести авторитет, и чем более героические страдания ему приходится из-за этого переносить, тем выше вероятность заболевания раком. Рак вилочковой железы - это болезнь человека, стремящегося выбиться в величайшие авторитеты.
Если родители не способны прийти к согласию, ребёнок делается безпомощным. Если бы это было не так, он не одолевал бы родителей вопросами и не возмущался бы ответами. У безпомощного ребёнка отсутствует инициативность. Поначалу он постоянно лезет с вопросами, а позже только и слышишь от него: принеси да подай. Почему так происходит? Потому что родители, живущие без согласия, испытывают недовольство. Им некогда углубиться в сделанное и оценить прогресс - они тут же выставляют оценку, отбивая у ребёнка желание думать своей головой и работать своими руками.
У родителей, поддерживающих друг друга, ребёнок справляется с любым делом, поскольку схватывает всё на лету. Он не ждёт совета, а сам находит решение. Прислушивается к совету родителей, но не отвергает и чужих. Вместе с тем не следует слепо ничьему совету, поскольку родительский совет не приказ. Родительский совет - опора для реализации собственного вдохновения и инициативы.
Чем младше ребёнок, тем важнее, чтобы родители жили в согласии, ибо труднее всего выпрямить с помощью опор деревце, искривлённое у самого корня. Даже при наличии самых совершенных подпорок у ствола такого дерева останется прогиб, который обозначает его слабое место. Никто не знает, в какой момент оно подведёт. Иначе говоря, ребёнку, чтобы не вырасти кривым деревцем безо всяких опор или не искривиться в ходе воспитания, требуется для выпрямления любящее и бережное отношение с самого момента зачатия.
Чувство вины ведёт к чрезмерной опёке - воспитанию.
Безразличие ведет к пренебрежению - невоспитанности.
Прирождённая внешность являет собой энергии предыдущей жизни, материализованные в теле. Форма становится болезнетворной под воздействием энергий, усвоенных в настоящей жизни. Большую их часть мы получаем от родителей. Аналогичные энергии, сообщаемые нам людьми чужими, лишь расцвечивают мозаику наших энергий.
Чаще всего деревца растут кривыми из-за чрезмерной опёки матери и безразличия отца к процессу воспитания. Имеются в виду материнское чувство вины и отцовская безчувственность, возникшие как реакция на обвинения. Чем требовательнее жена, тем яростней отвергает она любую реплику мужа, как бы демонстрируя, что как отец он - ничто. Если муж не желает отвечать тем же, он запирает рот на замок и предоставляет жене решать все вопросы, отдавать приказы и запреты. Вскоре жена принимается твердить то, что раздаётся сегодня со всех сторон: всё в семье взвалено на женские плечи. При этом дети отбиваются от рук, так как безжалостно используют неумение родителей быть друг для друга опорой.
Родитель, испытывающий чувство вины, совсем не обращает внимания на то, что ребёнок мчится к нему за разрешением, получив отказ у другого родителя. Из чувства вины он даёт разрешение, не замечая нанесённой супругу обиды. Если кто-то вмешивается, он возражает, что, дескать, зря тот запретил или напрасно он обидел ребёнка. Фактически же ни один муж, поддерживающий жену, и ни одна жена, поддерживающая мужа, никогда не обидит своего ребёнка.

Поэтому в интересах нормального развития ребёнка родителям следует принять за правило соглашаться с решением того из них, кто первым его высказал. Если решение спорное, нужно прежде всего обговорить проблему между собой. У детей хватает рассудительности не осуждать родителей за их ошибки.
Переговоры - основа нормальных отношений. Обратите внимание на слово "переговоры". Общаются между собой - причём на самых разных уровнях - люди, которые в первую очередь умеют вести переговоры, поскольку и на материальном уровне слово - это то, что понятно и доходчиво. Ведь слово является субстанцией духовного уровня. В слове происходят встреча и соединение духовного и физического уровней. Близкое общение начинается со словесного общения, то есть с переговоров, когда ситуация обговаривается на понятном для обеих сторон языке.
Если родители способны находить общий язык даже в самой сложной ситуации, из ребёнка может получиться искусный дипломат. А из ребёнка, пережившего развод родителей, никогда не выйдет дипломата, досконально знающего своё дело, или политика.
Воспитанному человеку трудно воспринять подобный совет, поскольку он уверен в своей правоте. Воспитанный человек даже не понимает, насколько он воспитан. Желание продемонстрировать, доказать, что я - воспитанный человек, а не какой-нибудь дикарь, ведёт к ещё большей неразберихе.
Особенно скверно обстоит дело, когда человек стремится владеть знаниями. Вместо того чтобы выявить путем наблюдения, что именно интересует ребёнка или в чём выражаются его природные задатки, родитель осознанно нацеливает ребёнка лишь на красивое, хорошее и выгодное. Если родитель не желает быть эгоистом, он устраивает ребёнку настоящее промывание мозгов, манипулируя словом "мы". "Сейчас мы будем делать уроки", - произносит с нажимом распрекрасный родитель, заставляя ребёнка учиться, тогда как у самого мысли витают далеко отсюда. "Нам пора спать", - лжёт он каждый вечер, усаживаясь перед телевизором. "Мы едим только здоровую пищу", - заявляет родитель, ставя перед ребёнком разогретое в микроволновке содержимое консервов, на упаковке которых написано "Натуральное". Родитель покупается на любую рекламу и не понимает, что обманывается сам и обманывает при этом других.
Не будь воспитатели привычными к тому, что воспитуемые отводят взгляд в сторону, и не оправдывай они опущенные взоры больных тем, что у тех якобы нет сил поднять голову, то у них возник бы вопрос: почему между ними не возникает столь необходимого визуального контакта? У кого хватает времени заглянуть в глаза ближнему, тот находит ход в его душу, чтобы понять, что там происходит. Умение помочь возникает тогда само собой. Может, ничего другого и не требуется, как только понять. Кто не спешит, тот не спешит осуждать.
ЧЕЛОВЕК справляется со своей жизнью САМ.
ОБРАЗЦОВЫЙ человек справляется со своей жизнью В ОДИНОЧКУ.
Если не вдуматься в смысл этих строк, то может показаться, что автор повторил одну и ту же мысль. На самом же деле "сам" и "в одиночку" разнятся, как день и ночь. В современном мире становится всё больше людей образцовых, которые с растущим спортивным азартом доказывают, что они и в одиночку прекрасно справляются с жизнью. На вид они могут даже казаться счастливыми. Но что это за счастье, если у человека нет ни семьи, ни детей? Радость от мнимой свободы может только казаться счастьем, как и радость от того, что рядом нет треплющего нервы супруга и глупых непослушных детей.
Растёт количество людей, которые знают, что у них есть семья, потому что она есть в физическом смысле, однако они этого не ощущают. Такой человек гордится своим образцовым супругом, но не замечает того, что чем больше он расхваливает образцовость супруга, тем сильнее его собственное одиночество, поскольку образцовый супруг не нуждается в его близости. Так же обстоит дело и с образцовыми детьми. В итоге человек, испытывающий гордость за свою здоровую счастливую семью, всё чаще начинает ощущать, что его не любят и в нём не нуждаются. Его собственная образцовость начинает от этого таять, подобно весеннему снегу.

Образцовость - это следствие воспитания. Образцовый человек оскорбляется, если сказать ему, что все его старания справиться в одиночку - это лишь стремление доказать свою образцовость и желание вырваться из-под гнёта родителей и прочих воспитателей. Подобный самообман ведёт к тому, что каждое последующее поколение становится всё более образцовым, покуда не достигнет критической черты, о чём сами люди могут и не догадываться.
Воспитанный образцовым ребёнок может быть настолько образцовым, что не причиняет родителям абсолютно никаких хлопот. Зато в душе ребёнка поселяется большая печаль. Имя ей - бездетность. Почему? Потому что нельзя зачать ребёнка в одиночку. Потому-то и примерные во всём люди всё чаще оказываются бездетными. Их стремление справиться со всем в одиночку оборачивается тем, что они не возбуждают партнёра сексуально либо не возбуждаются сами, хотя и испытывают любовь. А так как подобное притягивает к себе подобное, и оба супруга действительно образцовые, то это их качество суммируется в сверхобразцовость, что привело бы к рождению ребенка с врождённой гомосексуальностью. Если ребёнок не нуждается в подобном уроке, то он у таких родителей и не рождается, даже если во всём остальном они соответствуют его потребностям. Своим непоявлением он вразумляет родителей умерить образцовость. Если родители исправляют свою ошибку, то ребёнок рождается.
Одной из самых больших проблем для образцовых людей является создание семьи. Они сомневаются в необходимости семьи. Ведь они справились бы и в одиночку. А если кто-то сумеет их окрутить, то всякий раз, когда в семье возникнет проблема, они будут думать с сожалением: не следовало бы обзаводиться семьёй, я не гожусь для брака. Образцовые люди желают быть в семье сами по себе. Если супруг относится к этому с пониманием, желание удовлетворяется, и семья сохраняется. Супругу приходится быть образцовым, чтобы это вынести. И детям тоже приходится быть образцовыми. Очень образцовый родитель, особенно отец, способен покинуть семью из-за необразцового ребёнка, заявляя, что это не его ребёнок. Вместе с тем он способен считать своим приёмного ребёнка, если тот образцовый.
Гуляла я как-то по улице. Передо мной шли молодая мама и двухлетний мальчуган, который крепко держался за мамин палец. Так как мальчишки в этом возрасте хотят всё делать сами, я удивилась, поскольку почувствовала, что ребёнок боится ходить самостоятельно. Едва мысль промелькнула у меня в голове, как мать высвободила свою руку и сказала: "Иди один! Почему я должна тебя тащить?"
Раздался панический жалобный крик, от чего мне сделалось не по себе, но для матери это было обычным делом. Мать к этому привыкла, хотя привыкать к таким вещам нельзя. Она устала, ей всё надоело, так как ребенок, страшащийся одиночества, не даёт матери покоя ни днём, ни ночью.
Как следовало бы поступить матери?
Она должна была бы сказать: "Иди сам! Ты же умеешь". И ребёнок пошёл бы и был бы счастлив, потому что ему дали возможность быть Самим Собой - то есть личностью.
Тем, кто любит вращаться в обществе, никогда не понять образцовых людей. Особенно же непонятными для светских людей являются гомосексуалисты.

Чрезмерная образцовость вкупе с абсолютным отрицанием греха суммируется в гомосексуализм.

                                  Дети и родители. Часть 21

Категория: Педиатрия | Просмотров: 108 | Добавил: ВнеТолпы | Теги: авторитарность, слабоумие, азоспермия, деменция, рак вилочковой, Память, Вилочковая, гомосексуализм, Образцовые | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
RSS

Поиск

Вход на сайт

Категории раздела

Акушерство и гинекология [18]
Венерология [3]
Выделения из тела [12]
Гастроэнтерология [11]
Дерматология и косметология [20]
Животные, насекомые, рыбы и земноводные в нашей жизни [11]
Иммунология и аллергология [6]
Инфекционные болезни [10]
Интимная жизнь [6]
Кардиология [8]
Кровь и Лимфа [10]
Мудрость [7]
Думай! Ищи! Находи! Прощай! Поправляйся!
Неврология [14]
Онкология [13]
О питании, продуктах и растениях [9]
Опорно-двигательный аппарат [18]
Оториноларингология (ЛОР) [9]
Ответы на вопросы на семинарах Л.Виилма [101]
Офтальмология [12]
Педиатрия [66]
Пищеварительный тракт [16]
Пищевые добавки(БАДы) [3]
Люби себя [160]
Проктология [2]
Психиатрия и психотерапия [11]
Пульмонология(заболевания лёгких и дыхательных путей) [11]
Ревматология [1]
Семья (родственники) [8]
Стоматология [11]
Тело - единственный преданный друг [23]
Урология [6]
Эндокринология [7]
ПРИМЕРЫ ВЫСВОБОЖДЕНИЯ СТРЕССОВ [15]
Творчество [14]
Примеры из жизни [90]

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Бесплатный анализ сайта